Информационный медицинский портал

Действие хирургии среди разделов медицины - самое очевидное

Главная страница

  • Архив

    «   Сентябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

Путешествие в Несвиж...

2 сетября 2009 года всей семьей ездили в Несвиж, а в субботу 19 марта 2010 года повторно посетили этот город. Добрались быстро, дорога заняла чуть больше часа. В городе нам дали гида и мы отправились сначала в костел.

Фарный костел

«Во второй половине XVI в. Радзивиллы, Ходкевичи, Воловичи, Сапеги и прочие магнаты стали переходить из католичества в протестантство – с прицелом на то, чтобы секуляризировать церковные земли, то бишь прибрать их к своим рукам. Николай Радзивилл Черный даже основал в 1553 году общину кальвинистов в Вильно, а также пытался организовать издание кальвинистской литературы в Бресте, где в 1563 по его распоряжению была издана Библия на польском языке. В Несвиже с его подачи протестантский печатник Сымон Будный (прямо Семен Буденный), получивший образование в Краковском университете, издал «Катехизис» и «Об оправдании грешного человека перед Богом». Однако церковники не сдались просто так, ксензды и члены монашеских орденов развернули масштабную идеологическую борьбу за умы магнатов, увенчавшуюся успехом. Когда Николай Черный умер, его сын-католик Николай Сиротка стал скупать кальвинистские книги, изданные отцом в Несвиже и Бресте, и сжигать их».

Как символ возвращения Радзивиллов в лоно католической церкви, Николай Сиротка заказывает Джованни Бернадони иезуитский костел. В 1593 г. в Несвиже появляется барочная церковь по образу и подобию главного иезуитского храма – римской Иль Джезу (1584). Считается, что это был первый на территории Речи Посполитой храм в стиле барокко.

«Поклонись храму твоему в страхе твоем» — гласит латинская надпись над входом в несвижский фарный костел. Храм – как будто символ веры Радзивиллов: боковые алтари вот-вот упадут, но нет – их поддерживают ангелы. А с левой стороны, у самого спуска в крипту, обратите внимание на серый надгробный памятник Сиротке: на могилах рыцарей той эпохи было принято изображать рыцаря в полном боевом облачении, с оружием, Николай Сиротка же изображен на плите коленопреклоненным, в одеянии пилигрима, с походом и с широкополой шляпой за плечами. Рыцарское вооружение лежит, небрежно отброшенное, сзади. Под барельефом — длинная латинская эпитафия, которая гласит, что пред Господом никто не рыцарь, а лишь странник-пилигрим.

В другом боковом алтаре есть мраморная скульптура молодой женщины, которая сидит на крышке гроба. Это Мария, возлюбленная Сиротки - по легенде, ее похоронили заживо — в состоянии летаргического сна – эту историю очень любят рассказывать гиды, возбужденно размахивая руками. Главное украшение костела – это его роспись (считается, что автором росписи, художником Х.Г.Хески использовались для работы композиционные схемы Рубенса). Говорят, можно уговорить органистку, чтобы та пропустила вас наверх на хоры или даже показала, как пользоваться органом, но это, кажется, из разряда баек.

В подвалах этого костела находится крипта (усыпальница) Радзивиллов. Фамильная усыпальница князей Радзивиллов представляет собой темный подвал, где рядами стоят простые деревянные гробы (внутри они металлические), общим количеством 78 или 79. Первым здесь был похоронен сам Николай Сиротка в 1616 году, от него же передавался из поколения в поколение рецепт бальзамирования трупов, привезенный им из путешествия по Востоку. Каждый из саркофагов обвит проволокой, скрепленной радзивилловскими печатями – сделано это не для того, чтобы не выпустить призраков (как многие рассказывают), а для того, чтобы те же туристы (несколько гробов стоит не за решеткой, а прямо под окошком в подвале) не лезли вовнутрь, или искатели приключений не вскрывали гробы в поисках ключа к кладу (такие случаи тоже были). Последнее захоронение в склепе состоялось в 1999 году – сюда привезли Антония Радзивилла, умершего в Лондоне (это его гроб стоит под окошком). Как утверждала наша гид, это третье по величине семейное захоронение в Европе, после усыпальниц Валуа и Габсбургов.


После мы отправились в городскую ратушу, сохранившуюся до наших дней. К сожалению в ней мало аутентичных вещей, в основном все восстановленное или сделанное заново.

Первое упоминание о Несвиже встречается в русских летописях в XIII веке, когда рассказывается о том, что князь Юрий Несвижский принимал участие в битве на Калке (1223). Умирая от ран, он дал поручение своему слуге – добраться до Несвижа и сообщить жене и всем приближенным, как погиб князь. Когда слуга выбирался с поля битвы, его пронзила стрела – в самое сердце, но он все равно добрался до княжьего замка и принес с собой трагическую весть о гибели князя и приходе на Русь татар. После включения земель Белоруссии в состав Великого княжества Литовского несвижские князья владели своим уделом с XIII по XV вв. при условии, что они служат князю. Правда, уже в 80е гг. прошлого века ученые доказали, что город и замок появились здесь не ранее XV века. Таким образом, первым письменным упоминанием о городе теперь считается 1446 год, когда в летописи рассказывается о передаче местечка Несвиж великим князем литовским Казимиром Миколаю Яну Немировичу.
В 1492 г. Несвиж переходит во владение белорусскому магнату Петру Кишке, а в 1513 г., когда его дочь Анна становится женой Яна Радзивилла, город в составе ее приданого становится владением Радзивиллов. В 1547 году сын Анны и Яна – Николай Радзивилл Чёрный – становится князем Священной Римской империи и делает своей резиденцией именно Несвиж. Чтобы не допустить более передачи своих владений «по кудели» (в составе приданого), он устанавливает право майората – титул, земли и все богатство переходят старшему сыну. Остальные отпрыски мужского пола должны были либо уйти в монастырь, либо стать рыцарями в войске какого-нибудь короля. Именно благодаря этому Несвиж оставался владением Радзивиллов до 1939 г.

Расцвет Несвижа связывают с именем князя Николая Христофора Радзивилла Сиротки - сына Николая Радзивилла Чёрного. Наследник огромного состояния, он мог бы провести жизнь праздно, но он путешествует по Европе и Ближнему Востоку, и даже пишет путевые заметки об увиденном. Получив от отца деревянную усадьбу и небольшой городок при ней, он возводит каменный замок, застраивает заново город, превращая его в европейский: освобождает горожан от многих налогов и феодальных повинностей, развивает торговлю и ремесла. В Несвиже при нем открываются школа, госпиталь, ткацкий и портняжный, слесарный и скорняжный цеха. В 1562 г. открывается типография, где были изданы первые книги на белорусском языке. Чуть позже именно здесь возникает первый белорусский театр, а еще в городе размещался кадетский корпус и школа флотских офицеров для частного войска Радзивилла. В 1583 г. начинается строительство Несвижского замка, для чего привлекаются итальянские мастера. За весьма короткий срок (чуть более 30 лет) по последней фортификационной моде был построен замок и город.
«Город, получивший магдебургский привилей («право Саское Магдебургское»), отчислял деньги на фортификационные работы из своих доходов. Согласно артикулам магдебургского права, в городе были организованы сторожевая, противопожарная службы и ополчение. Все жители несли сторожевую и оборонную повинности, участвовали в военных смотрах («полисах») и тренировках («муштрах»). К концу XVI в. городские укрепления в основном были сооружены. Гравюра несвижского картографа Томаша Маковского, сделанная около 1600 г., изображает Несвиж, основу обороны которого составлял высокий земляной вал. Он имел вид пятиугольника с 7 бастионами, который охватывал город со всех сторон.

Внутрь попадали через пятеро ворот-брам: Слуцкую, Клецкую, Виленскую, Мирскую и Замковую. Городскую фортификацию окружал водяной ров, соединявшийся с рекой Ушой. Перед каждой брамой имелся подъемный мост. Не последнее место в обороне Несвижа занимали 4 каменных кляштора -- бенедиктинский, иезуитский, бернардинский и доминиканский с комплексами построек, поставленные в тактически важных и выгодных местах. Они закрывали прямую дорогу к замку и были серьезным препятствием на пути противника. Водяной ров вокруг города выполнял еще одну функцию: он был зарыблен и превратился практически в рыбий питомник. Однако ловить рыбу мещанам запрещалось. Радзивиллы приказывали строго следить за этим поручику или цейхгварту, уполномочив их отнимать сети у горожан».
Во время русско-польской войны замок выдержал две длительных осады русских войск, бравших штурмом сам Несвиж, в 1654 и 1659 гг. В 1706 г. Несвиж, как и близлежащий Мир, разграбляют шведские войска. Через 15 лет его восстанавливают, возводя также дворцовую часовню, тогда-то он и приобрел тот облик, который мы наблюдаем сегодня. В 1764 и 1768 гг. сюда вторгаются русские войска, в 1792 г. замок-таки берут приступом русские отряды, а после раздела Речи Посполитой в 1793 г. город входит в состав Российской Империи. В 1812 году Доминик Иероним Радзивилл выступил на стороне французской армии, после чего вынужден был бежать. Только в 1860-х гг. замок вернулся к Радзивиллам, после чего вокруг замка разбили несколько парков (общая площадь паркового комплекса составляет 90 гектаров). В 1921 г. Несвиж входит в состав Польши, в 1939 г. - в состав Белоруссии, в 1941-1944 гг. находится под фашистской оккупацией. Во время СССР во дворце размещался санаторий КГБ, в 2002 г. в замке случился пожар, уничтоживший большую его часть. Сейчас здесь ведутся реставрационные работы, которые обещают закончить к 2011 г. Замок, фарный костел и городская застройка внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Замок

Согласно плите над входом в замок, замок был закончен 7 мая 1583 года. Повторю, что раньше на этом месте стояла деревянная усадьба, новую же крепость в камне строил итальянский архитектор Джованни Мария Бернардони. Сдается мне, что князь Радзивилл настолько был впечатлен итальянскими образцами стиля, что решил построить в Несвиже нечто подобное, для чего и привез архитектора из Италии. Кроме крепостных стен и башен, расположенный на полуострове замок окружали рвы и валы, и даже сейчас заметно, какими внушительными они были в те времена. Реку Ушу запирала плотина, таким образом, уровень воды во рву можно было регулировать. Той дороги по дамбе, по которой мы шли к замку от костела, тогда не существовало – через озеро был перекинут длинный деревянный мост, который в считанные минуты разбирался. Второй мост был перекинут через оборонительный замковый ров. Эта система очень живо напомнила мне замок в чешском городке Тржебонь и его систему прудов – строилось-то все примерно в одно время.

В плане замок имел форму четырехугольника 170*120 м, окруженного высоким земляным валом с бастионами по углам. За облицованными камнем валами были окопы, стрелковые ячейки, поверху бруствера шла дорожка. Со стороны двора брустверная линия огня защищалась еще одной каменной стеной. Таким образом, Несвижский замок стал родоначальником нового типа бастионных укреплений в Белоруссии - так называемой «новоитальянской системы». Ранее, чем где-либо в Белоруссии, в Несвиже была создана литейная пушечная мастерская -- людвисарня. Уже в 1576 г. здесь отлили первую партию из семи пушек -- «подделков», стрелявших 2-фунтовыми ядрами. В 1598 г. здесь отлили колокола для Несвижского и Мирского замков (они прослужили замкам по 300 лет каждый). В 1785 г. в замке насчитывалось 66 пушек собственного производства. Неудивительно, что Несвижский замок выдержал столько осад!

Просторный замковый двор окружали три здания. Напротив въездных ворот высился главный корпус с княжескими палатами. Разобщенные корпуса в последующие века перестраивались и объединялись архитектурными вставками, образовав к настоящему времени замкнутый парадный двор. По углам замка возвышаются милые 8-гранные башенки. Кроме большого парадного двора, в замке существуют еще два маленьких – хозяйственный (конный) и интимный. Конный двор располагался в южной части замка, когда в валах были устроены конюшни. Третий двор прячется в строениях и пользовался им только сам хозяин - он сообщался с внешним миром секретными переходами. Рассказывают, что эти подземные ходы ведут к фарному костелу и к Мирскому замку.

С XVI по XX вв. Радзивиллы собирали в замке огромную библиотеку на 20 тыс. томов, уникальный архив со старинными документами (здесь хранились практически все акты Великого княжества Литовского, начиная со времен Ягайлы, собственноручно писанные письма европейских монархов), картинную галерею (около тысячи полотен), коллекцию оружия, слуцкие пояса (тканые из золота, ими можно было обернуться с ног до головы), молчу про такие мелочи, как мебель из драгоценных пород дерева, коллекции монет, гобелены, шпалеры, фамильные драгоценности и сервизы лучших фарфоровых фабрик мира. Гид с воодушевлением рассказывала нам о том, как еще в XIX г. в окрестных деревнях находили золотые кирасы, из которых кормили свиней, или супницы майсенского фарфора, используемые для хозяйственных нужд пейзан. Библиотека, к слову сказать, частично хранится в библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

Как водится, все это великолепие легло в основу о легендах о кладе Радзивиллов, который Доминик Радзивилл, перешедший на сторону французов, не успел вывезти из замковых подвалов. Якобы доверенный слуга спрятал сокровища где-то в подземных ходах, а сам сгинул во время наполеоновского нашествия. Охотники за сокровищами разрыли парк Альба, некогда окружавший замок, и даже во время Второй мировой фашисты отрядили сюда саперную роту, чтобы докопаться до клада – но безуспешно. Сдается мне, что ничего и не найдут: книги и часть архивов, как мы уже выяснили, были отправлены в Россию, картины, мебель и драгоценности с сервизами запросто могли разграбить как русские войска, так и жители окрестных деревень, а знаменитые золотые и серебряные слитки, из которых были выложены штабеля в княжеской сокровищнице, как мне кажется – из ряда замковых легенд – хозяева к тому времени наверняка держали свои капиталы не в слитках, а в европейских банках. На что-то же живут отпрыски Радзивиллов в Лондоне и Париже по сей деньsmile:)

Как всякий уважающий себя замок, Несвижкий имеет свое привидение – Черную Даму, это дух Барбары Радзивилл, жены короля Речи Посполитой Сигизмунда Августа, отравленной матерью короля, Боной Сфорца.